<div style="position:absolute;left:-10000px;"> <img src="//top-fwz1.mail.ru/counter?id=2430634;js=na" style="border:0;" height="1" width="1" alt="Рейтинг@Mail.ru" /> </div>

Отделится от родителей.. легко??



Конфликты с родителями, или поговорим о сепарации

Сепарация. Что означает этот термин? Что подразумевается под сепарацией или, проще говоря, под «разделением» в контексте межличностных отношений?
Обычно, имеется в виду отделение, прежде всего психологическое, детей от своих родителей.
Но что значит - «отделился» или «не отделился»?
= Прекратил общаться??
= перестал зависеть?? или же просто
= абсолютно игнорирует мнение родителей?
Можно ли сепарироваться и сохранить хорошие отношения, и как узнать, произошла ли вообще эта пресловутая сепарация и нужна ли она вообще?


Когда мы говорим о сепарации или ее отсутствии, речь идет о родителях и их взрослых детях, которые уже перешагнули 18-летний рубеж. Часто повзрослевшие дети продолжают жить с родителями или одним из родителей, и соответственно - с братьями, сестрами, другими родственниками. Отделения не происходит вследствие отсутствия соответствующего побуждения со стороны молодого человека, либо разрешения со стороны родителей.

Парадокс же заключается в том, что некоторые, даже покидая родительское гнездо и живя автономно, все равно не в состоянии по-настоящему отделиться от родителей. Речь идет о психологической, эмоциональный, интеллектуальной, духовной независимости.

И все же, почему родителям бывает так сложно отпустить детей в самостоятельное плавание?

В аграрной России испокон веков было принято жить большими семьями, общинами. Лояльность семье обеспечивала выживание и взаимную поддержку на фоне потенциальных опасностей. Это означает, что родители, имеющие «под рукой» выросших детей, отчетливо ощущают свою власть и авторитетность, пребывая на вершине иерархической семейной пирамиды. Ребенок при этом играет подчиненную роль.
Стоит ли говорить, что родители умеют виртуозно манипулировать ребенком, по желанию включая или выключая чувство вины, совестя и пристыжая просто с помощью интонации, взгляда или пантомимы. При необходимости эти «механизмы» включаются моментально.

Происходит это для того, чтобы подольше сохранить свою власть, а значит ощущать себя значимыми, сильными и могущественными.
Покуда продолжается срок подобного «президентства», представители старшего поколения могут позиционировать себя как относительно молодые активные родители, полные энергии, у которых еще многое впереди. От ребенка, пусть уже и повзрослевшего, требуется лишь лояльность следованию родительскому сценарию и соответствующим предписаниям.

Помимо этого, родители, отказывающие ребенку во взрослении и сепарации, удерживающие его рядом с собой, часто заглушают таким образом свои страхи:
= одиночества,
= покинутости,
= смерти и другие экзистенциальные страхи.

Наряду с этим приходит и понимание того, что если ребенок уйдет, то супругам придется остаться наедине и решать собственные задачи , расставлять иные приоритеты, корректировать отношения.
Альтернативой этому может стать ангажирование выросшего ребенка в качестве посредника в семейных коммуникациях. Другой вариант - попытаться перевалить на него заботы по дому или сделать ответственным за свои проблемы.

Таким образом, переход в мир взрослых может быть отягощен самыми разными обстоятельствами. Чтобы стать равными и самостоятельными, приходится перерубать «пуповину», что чревато осуждением.

Нередко, решивший отделиться ребенок предается семьей «анафеме» как не оправдавший ожиданий. В случае неполной семьи, инфантильный родитель может пытаться получить от взрослеющего ребенка то тепло, которого ему не достает. Сохраняя лояльность своего взрослого сына или дочери, родитель может
компенсировать имеющийся психологический дефицит, продолжая «есть зубами ребенка», т.е. повторно и паразитарно проживая вместе с ним вторую молодость.
Что означает решение своих проблем за счет ребенка.

Часто потенциальный наследник династии подвергается и гиперконтролю – выясняются все подробности, вплоть до интимных. Под видом заботы, пресекаются попытки проявления инициативы. Родители всерьез обижаются и не хотят признавать обозначаемых детьми границ автономии.

Если животные обучают своих детенышей выживанию и самостоятельности, то в человеческом сообществе все не так однозначно. В детей «вкладывают», надеясь на получение дивидендов.

Что стоит за этим родительским шантажом?

Во-первых, отчасти надежда на то, что не будет одинокой старости. Во-вторых, попытка реализовать свои перфекционистские амбиции за счет детей.

Другой аспект этой проблемы представлен взрослыми детьми, которые не желают сепарироваться.

Часто это происходит из-за сызмальства прививаемого «вируса» вины и безынициативности. (Как правило, шантажные стратегии поведения наследуются, переходя из поколения в поколение). И, рано или поздно, ребенок понимает, что ему попросту удобно жить с родителями, которые заботятся о нем. А если ребенку «сухо и комфортно», он может десятилетиями жить в отчем доме, где к стираным носкам и рубашкам, растущим в шкафу, прилагается свежесваренный борщ. Так удобства быта побеждают возможные риски небезопасной жизни.

Инфантилизм, нежелание взрослеть и принимать ответственность зачастую поощряется родителями, которые быстро решают все возникающие проблемы. Принимая такие условия игры, взрослые дети жертвуют своей личной жизнью, любовью, близкими отношениями, возможностью иметь семью и детей.

Можно сказать, что потребительский подход формируется на протяжении ряда лет. К тому же, всегда можно сослаться на особенности местной ситуации – не каждый в 20 лет может позволить себе снимать жилье. Стоит ли говорить, что выбор, на что потратить потенциально заработанные деньги, часто склоняется в сторону компьютерных игр/видео или развлечений.

Также существует одно обстоятельство, которое позволяет откладывать сепарацию – это страх конкурентной борьбы с другими. Если же отделение все-таки происходит, молодые люди часто ощущают нестабильность, испытывая субъективное ощущение того, что родители перестали быть поддержкой для них.

ЧТО ТЕРЯЕТ И ПОЛУЧАЕТ РОДИТЕЛЬ, ЧЕЙ РЕБЕНОК психологически отделился и покинул отчий дом?

В первую очередь, такой родитель лишается ощущения нужности, он чувствует себя немолодым и одиноким. Он теряет власть и остается один на один с проблемами супружеских отношений.
Он теряет структурированность своего бытия, оказывается в новом мире с массой освободившегося времени и нерастраченных душевных сил. Нужно выстраивать новые приоритеты, находить новые интересы в жизни, а это страшит своей неизвестностью.

В то же время, родители взрослых отделившихся детей, могут испытывать чувство исполненного родительского долга и гордость за своего ребенка. Становится больше свободы, можно начинать какие-то новые проекты в своей жизни. Открывается возможность заниматься тем, что действительно интересно, без каких-либо ограничений.
Отделившийся ребенок также получает свободу и возможность жить самостоятельной жизнью. Раскрываются новые перспективы для развития, а слово «ответственность» становится вполне конкретным понятием.
Можно долго говорить об ответственности сторон, но рано или поздно возникает вопрос:

«ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?».

1) Сначала нужно понять наличие проблемы, ощутить дискомфорт подобной ситуации. И первыми, как правило, такие проблемы осознают дети.

2) Выстраивать новые отношения с родителями,
необходимо строго отстаивать границы своей автономии.
Но это должно происходить не резко, по подростковому, а плавно, чтобы родитель не чувствовал себя обделенным, несчастным, заброшенным и покинутым. Можно постепенно ограничивать вмешательство родителей в собственную жизнь, при этом подтверждая свои добрые чувства. Речь идет о соблюдении взрослых равноправных паритетных отношений.

Часто бывает сложно самостоятельно разобраться, в чем именно заключается трудность в отношениях?
В таких случаях, лучше всего проконсультироваться с психологом, чтобы не только понять, но и выстроить эффективную жизнеспособную модель добрых взаимоотношений.

Дмитрий Барабанов, психолог
http://www.selftime.ru/articles/articles_19.html