<div style="position:absolute;left:-10000px;"> <img src="//top-fwz1.mail.ru/counter?id=2430634;js=na" style="border:0;" height="1" width="1" alt="Рейтинг@Mail.ru" /> </div>

ЧУДА не будет!



Ничего не произойдет, ничего не изменится, если я сам что-нибудь не сделаю для этого.

Я очень наивный человек! Я всё время ждал, что в моей жизни, наконец, случится что-нибудь хорошее. Я верил, что со мной произойдет нечто такое, неверо­ятное и великолепное, что мое существование само собой вдруг изменится, и мечты мои сбудутся.
Много лет я жил в состоянии ожидания чуда, и, хотя сам себе не признавался в том, но всё же, в тайном уголке своего сердца, я надеялся на волшебное преображение своей жизни.
Я мог спорить с пеной у рта, что я уже взрос­лый, в сказки не верю и не жду от жизни никаких чудес, но если бы в то время внимательно ко мне пригляделись, то обнаружили бы, что жил я, соб­ственно, именно в атмосфере ожидания чуда.
Да, именно так проходили мои годы и десяти­летия. Я ждал, верил и даже много и усердно молился, чтобы в мою жизнь вошло чудо, но оно так и не пришло. В итоге, я оказался у разбитого корыта, тогда как другие, те, кто ничего не ждал, а просто и еже­дневно что-то делал, работал и трудился, успели добиться в жизни многого.
В сорок два года я открыл совершенно порази­тельную вещь, которая меня потрясла, как гром среди ясного неба: даже, если ты тысячу раз гениален и талантлив, даже если у тебя есть подлинно великие идеи — это совершенно не имеет никакого значения для мира людей!
Ты можешь всю жизнь просидеть со своими бесценными дарами, великолепными мысля­ми, сногсшибательными открытиями, но они никогда не реализуются. Ибо, талантами, пусть даже божест­венными, необходимо не только обладать, но глав­ное — их реализовать.
Причем, осуществлять это придется тебе самому, не ожидая благоприятных обстоятельств, не уповая на добрых и разумных лю­дей, которые тебя оценят по достоинству и возьмут на себя долг, миссию продвигать твои мечты в жизнь.
Я всегда надеялся на разум человеческий, всегда верил, что достаточно иметь в себе то, что нужно людям, а остальное само собой приложится — это было моей роковой ошибкой и фатальным заблужде­нием.
Всё — от рождения мысли, до забивания послед­него гвоздя в придуманную мною конструкцию — придется сделать мне. На такой подход нужно настро­иться и, причём, немедленно, ибо я чувствую, что еще продолжаю ждать милости от судьбы, людей и об­стоятельств. Их не будет и не будет ничего.
Я спешу себя разочаровать, и это очень важно — вовремя разочароваться, чтобы не тянуть лямку бес­плодных надежд и упований. Ведь, разочарование, на самом деле, совсем не плохая вещь, как принято счи­тать.
Напротив, в действительности, разочарование — итог пути человека, когда дорога, наконец, заводит в никуда, и теперь остается либо пойти в другую сто­рону, либо найти другую дорогу, а может быть, и вовсе повернуть назад.
Моя жизнь зашла и тупик, а тупик — по сути, своеобразный трамплин, пружина, которая может и должна, при правильном ее понимании и использо­вании, выбросить, вытолкнуть меня на действительно истинный путь.
Однако, прошу не путать тупики с препятствиями. Препятствия закономерно появляются на любом пути, и их можно просто обойти, для чего нужно сделать что-то по-другому, т. е., исправить еди­ничную ошибку.
Тупик же подводит черту, итог це­лому периоду жизни, сумме трудов и усилий, что, соответственно, требует радикального, коренного изменения своего бытия. А для этого, требуется найти новую идею жизни, новые основания, новый взгляд и начать всё сначала.
И я принялся искать это новое понимание, для чего прежде исследовал реальность, чтобы найти в ней свой путь, свою тропу, свою дорогу.
Я принялся познавать бытие, я стал изучать, как устроен мир людей. (То, что я скажу далее — действи­тельно азбучные истины, но их понимание мне далось сложнее всего. Ведь, не даром в старости, когда уже прожита вся жизнь, люди изрекают самые простые, как Божий день, аксиомы жизни.)
В мире людей господствуют жесткие законы, а не эмоции, порывы и вдохновения. Каждый человек за­ботится только о себе и думает только о собственной выгоде. Все усилия людей направлены, в основном, на улучшение своего благосостояния, во вторую оче­редь — на укрепление своего здоровья.

Вместе с тем, внешне они могут выглядеть благодушными, мило­сердными и много понимающими. Однако, это лишь напускной образ, маска, и она является источником моих заблуждений.
Именно аура благожелательности, которую создают люди вокруг себя, питает мои бес­плодные надежды на то, что всё произойдет само собой, а вернее, усилиями этих добрых людей.
Вот ключ к важному для меня разочарованию: люди обожают философствовать, любят показывать себя с лучшей стороны, на самом деле, их подлинно интере­сует лишь то, какую выгоду они могут из меня извлечь.
Если от меня невозможно получить что-нибудь мате­риальное, значит, меня можно использовать в качестве развлечения, манипулируя моим сознанием, чувствами или играя со мной в свои замысловатые игры.
Они любят играть с теми, которые позволяют делать это, которые наивно верят в добро, справедливость и надеются на лучшее. Внутри себя игроки, конечно, смеются надо мной, хотя внешне они серьезны и сострадательны. Но я для них — лишь приятный досуг.
Я же, воспринимаю такое общение за чистую монету, к тому же, они подыгрывают мне, и, тем самым, подогре­вают мои, и без того разросшиеся, иллюзии.
Тем вре­менем, пока я пребываю в атмосфере радужных надежд, эти люди конкретно делают свое дело, как муравьи совершают однообразную работу и не погру­жаются в глубины бытия в поисках его смысла.
Поэтому, они успевают выстроить себе достаточно обустроенные и большие муравейники. Я же, как бабочка, порхаю с цветка на цветок, пока не потянут холодные ветра, польются дожди и пойдет снег.
Сколько драм произошло с людьми подлинно творческими, гениальными и светлыми в силу того, что они вот так же, как и я, барахтались в этом омуте наивных иллюзий и потому до конца своей жизни так и не смогли найти своего места под солнцем.
Кстати это касается не только людей с выдающимися спо­собностями, но и самых простых людей, потому что, на самом деле, нет человека, обделенного талантом или даром. Для каждого на этой планете есть свое место, свое дело, свой путь. Вся проблема лишь в том, чтобы понять этот мир и правильно в нём действовать.
Мир людей живет законами цифр: люди считают, сколько они будут иметь прибыли. Поэтому, отныне я начну переводить свои мечты в реальные планы, кото­рые построены на цифрах.
И запомню, что даже если я, еще не известный Эйнштейн или Пушкин, принесу свои рукописи, открытия предпринимателю, то я могу быть абсолютно уверен, что меня в лучшем случае вежливо выслушают, но ни чём не помогут.
И это не потому, что я случайно натолкнулся на плохих людей, а в силу того, что везде люди одинаковы, универсаль­ны, ибо ими владеет единая система мировоззрения, выросшая на почве жестких экономических законов.
Жизнь, созданная людьми, — это механизм, имею­щий свои, абсолютно простые и незатейливые правила, которые нужно знать и на которые нужно опираться. Люди создали на земле некий глобальный завод, и сами стали частями этой механической системы.
Она — подобна автомобилю, который не сдвинется с места, если не зальешь топливо в бак. Машину невозможно уговорить, умолить, призвать к совести, ибо у нее нет ни души, ни сердца.
Она не способна слышать слова, понимать чувства, проникаться эмоциями, она может либо ехать при наличии бензина, либо стоять на мес­те и всё! Как просто и как ужасно! (А может быть, и нет.)

Главное — вовремя прозреть. Мотор не закру­тится, если не подать на обмотку напряжение. Паровоз не тронется с места, если не загрузить его топку дровами. Вызнаются детские истины, но в них мир живет, и если я хочу, чтобы мой механизм, т.е., моё дело, осуществлялось, нужно его обеспечить необ­ходимым горючим, энергией.
Столь наивные правила жизнеустройства следует не просто знать, но и уметь в них жить. Ибо, если я глубоко чувствую и много понимаю, то мне труднее всего подчиниться этим законам, но другого выхода нет, и не скоро будет на земле иная человеческая раса с новым глобальным сознанием и с более совершенной моделью бытия.
Я обязан научиться действовать ме­ханически, не включая свою внутреннюю среду чувств и переживаний, когда необходимы расчетливые и холодные движения хирурга. Сердце не должно ме­шать, не должно тревожить мою руку, которая совер­шает действие.
Мне надлежит отныне работать умом, сдерживая порывы души и сердца. Просто идти впе­ред, принимая трудности, восстающие на пути, трезво, без обид, раздражения и злобы. Всякая отрицательная эмоция должна немедленно заменяться действием, шагом вперед.
Эмоции и чувства миру не нужны, переживани­ями, даже самыми высокими и благими, не достигнешь цели.


Владимир Лермонтов. Азбука жизни. Собственные уроки.